Разница между многознанием и умом


Нет ничего более бесплодного, чем разговор с образованным дураком.

Ведущий одной радиопередачи предложил слушателям поучаствовать в голосовании на тему «Пелевин – это модный писатель или современный классик?». Отвечать на этот бестолковый и бесцельный вопрос пришлось и двумизвестным литературным критикам, которые присутствовали в студии.

Глупость – одно из самых больших препятствий в любом общении, не исключая делового. Отличить умного от дурака не так‑то просто, особенно если дурак хорошо образован, знает множество теорий и авторитетных имен, которые то и дело пускает в ход, сбивая оппонента с толку.

Флобер писал, что «глупость состоит в желании делать выводы». Но откуда возьмутся окончательные ответы, если любой предмет анализа в чем‑нибудь да уникален, в разных контекстах проявляет себя по‑разному, к тому же находится в постоянном движении? Пришпиленный сегодня окончательным заключением, завтра он уже не соответствует ему хотя бы частично. Этого дурак принять не может. Он тащит свое проверенное или взятое у авторитета клише и попадает впросак.

В небольшом книжном издательстве произошел конфликт между писателем и редактором. Автору показалось, что с ним разговаривали невежливо, он обиделся и стал подумывать о смене издателя. Он стабильно пишет бестселлеры, за ним охотятся конкуренты, так что нужно было решать вопрос. Во время разбирательства главный редактор (очень образованный человек с научной степенью) разложил происшествие по полочкам, доказал, что писатель был не прав, а редактор, напротив, все сделал как положено.

С виду логично. Только не имеет отношения к сути вопроса, т. е. к бизнесу издательства. В жизненно важном контексте прибылей и убытков вообще неинтересно, кто прав, кто виноват и где справедливость. Имеет значение только, хочет ли издательство сохранить в своем портфеле книги этого даровитого сукина сына или нет. И если хочет – то как с ним обращаться, чтобы не сбежал.

На заре существования Apple было выпущено два рекламных ролика, сделанных для нового компьютера Macintosh братьями Ридли и Тони Скоттами. Первый из них стал величайшим достижением в истории рекламы и принес Apple взлет продаж, а второй обернулся ее позором. Оба ролика не понравились большинству высших менеджеров, и решающим аргументом за стало именно это обстоятельство. Положились на второстепенное – новаторская стилистика и те же авторы, но не учли важного: первый ролик был жизнеутверждающим, а второй – оскорбительным для аудитории.

Умберто Эко, много размышлявший о сути глупости, изложил свои выводы дважды – в романе «Маятник Фуко» и в сборнике диалогов «Не надейтесь избавиться от книг!». Главный недостаток дурака проявляется в его логике. «На первый взгляд он рассуждает правильно, – пишет Эко. – Трудно сразу распознать, что в его речи не стыкуется. И именно поэтому он опасен».

По форме голосование на тему «Классик Пелевин или модный писатель?» не отличается от множества других. Но попробуйте ответить на поставленный вопрос – и почувствуете себя непроходимым идиотом. Ловушка не только в том, что нужно выбирать из крайних оценок (дураки это любят), но и в том, что крайности эти из разных смысловых рядов. Понятие, противоположное «классику», – «однодневка». Пушкин и Толстой были модными писателями, что не помешало им стать классиками практически при жизни.

Образованные дураки сплошь и рядом смешивают шкалы и классификации. Скажем, в менеджменте часто противопоставляют доверие и контроль, но противоположность контролю – это бесконтрольность, а доверию – недоверие. При хорошем управлении доверие и контроль отлично уживаются.

Даже признанные мудрецы время от времени скатываются в невероятную глупость. Фома Аквинский, например, приводил такую важную причину нерасторжимости уз брака: отец необходим для воспитания детей, так как обладает большей, чем мать, физической силой, требуемой для их наказания. А Шатобриан написал однажды о Наполеоне: «В военных баталиях он действительно непобедим, в остальном же любой генерал его обойдет».

Обычно умные начинают вести себя по‑дурацки, попав в плен какой‑нибудь концепции (Шатобриан очень не любил Наполеона). Чтобы самому не скатиться в глупость и не дать сделать это другому, следует каждый раз договариваться о предмете и контексте словесной баталии: что именно обсуждаем, зачем, почему и каковы приоритеты. Причем не вообще приоритеты, а в конкретных заданных рамках.

Автор: Елена Евграфова

Источник: forbes.ua

Рекомендуем прочесть:

Чиновникам запрещено покупать дорогие автомобили до 2014 года
Археологи нашли древнейший календарь Майя, где не сказано о конце света
Электронные карты водных путей Украины теперь в международных системах
Ученые изобрели "шторы" против кишечной палочки и сибирской язвы
Земля входит в мощную магнитную бурю

Комментировать