Служба финансовых расследований возьмет на себя функции противодействия правонарушениям в сфере экономики, которые угрожают национальной безопасности. Кабмин отказался от термина "финансовая полиция", видимо, для того, чтобы не возникали негативные ассоциации с налоговой милицией.

При этом ГФС полностью лишится правоохранительной функции и сконцентрируется на обслуживании налогоплательщиков.

Кроме того, после создания СФР будет оптимизирована система уголовной юстиции в сфере противодействия экономическим преступлениям и устранено дублирование полномочий правоохранительными органами.

В Минфине акцентируют, что СФР станет полностью демилитаризованным и декриминализованным органом, сконцентрированном на аналитической работе.

В ее составе не будет никаких спецподразделений. Предполагается, что общая численность персонального состава службы финрасследований достигнет 3 500 человек. В центральном аппарате будет задействовано 500-700 человек.

Помимо этого, будут функционировать семь территориальных управлений по 400-430 человек, из которых более половины — детективы.

Причем если раньше шла речь о том, что квоту около 25% получат "мигранты" из налоговой милиции, то теперь такие предложения со стороны Минфина отсутствуют. Прозвучала лишь оговорка, что в СФР войдут "новые люди".

Службе финансовых расследований присвоят статус центрального органа исполнительной власти с подчинением Кабинету министров. Полномочия непосредственного куратора получит министр финансов.

Руководитель службы и его первый заместитель будут назначаться согласно закону "О государственной службе". Остальные руководящие должности будут заполняться по итогам конкурса, условия которого должен утвердить Минфин.

В перечень полномочий СФР войдут принятие и регистрация заявлений об уголовных правонарушениях, проведение досудебного расследования, розыск лиц, скрывающихся от следствия и суда за экономические преступления, сбор, анализ и обобщение информации о правонарушениях, получение данных об операциях, счетах, вкладах, сделках физических и юридических лиц.

Основной подследственностью СФР станут преступления, связанные с нарушением порядка финансирования политических партий, невыплатой зарплат, стипендий и пенсий, мошенничеством, печатью фальшивых денег, подделкой документов и ценных бумаг, уклонением от уплаты налогов, доведением до банкротства, в том числе банков, незаконной приватизацией.

Также в сферу ответственности службы войдут преступления, которые не относятся к подследственности Национального антикоррупционного бюро и Государственного бюро расследований.

Например, растрата имущества или завладение им путем злоупотребления служебным положением, нецелевое использование бюджетных средств, принятие нормативно-правовых актов, которые приводят к уменьшению доходов госказны и необоснованному увеличению ее расходов.

Альтернативной и дополнительной подследственностью станут преступления, связанные с легализацией доходов, полученных преступным путем, покупка и продажа имущества, полученного преступным путем, создание преступных организаций, злоупотребление властью и служебными полномочиями.

По словам Данилюка, Минфин завершил работу над законопроектом о СФР и в ближайшее время передаст его на согласование и утверждение в Кабмин. Однако даже "черновой" вариант концепции вызывает немало вопросов.

Прежде всего, речь о полномочиях и ответственности. Данилюк даже словом не обмолвился о том, как будут отвечать сотрудники СФР за свои проступки. Ведь именно злоупотребления и неправомерное давление на налогоплательщиков стали якорем, который утопил репутацию налоговой милиции.

Нет также понимания, насколько прозрачной окажется деятельность службы финрасследований. Ведь если кроме министра финансов работу СФР не будет контролировать независимый орган, сформированный, скажем, из представителей бизнеса и общественности, злоупотреблений явно не избежать.

Особенно беспокоит то, что службу финрасследований наделят правом проводить оперативно-сыскную деятельность и дадут ей доступ к персональной информации подследственных лиц — банковским счетам и документации.